RU
EN
Москва:
+7 (495) 540-47-37
Владивосток:
+7 (423) 294-85-55

Для китайских инвестиций уточнили адреса

Россия и Китай обновили свои подходы к сотрудничеству по развитию Дальнего Востока — новая программа, подписанная Минвостокразвития РФ и Минкоммерции КНР, в основном посвящена привлечению китайских инвестиций на российскую территорию за счет ресурсов, льготных режимов и снятия барьеров, в том числе инфраструктурных. В отличие от предыдущей версии в новом документе авторы решили отказаться от совместного развития Дальнего Востока, Восточной Сибири и Северо-Востока Китая. Список приоритетных проектов также был существенно сокращен и включает лишь уже обсуждаемые обеими сторонами сделки.

В распоряжении “Ъ” оказался текст программы развития российско-китайского сотрудничества в торгово-экономической и инвестиционных сферах на Дальнем Востоке РФ на 2018–2024 годы. Ее подписание состоялось по итогам двусторонних переговоров с участием Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина. За реализацию документа будут отвечать с российской стороны — Министерство по развитию Дальнего Востока, с китайской — Минкоммерции КНР. Планируется также запустить деловой совет при межправительственной комиссии по развитию Дальнего Востока. С российской стороны его возглавит председатель совета директоров «Русагро» Вадим Мошкович, с китайской — не поименованное в документах руководство компании COFCO.

Нынешняя программа сильно отличается от предыдущей, принятой еще в 2009-м (ее действие прекратилось в этом году). Документ предполагал развитие Дальнего Востока, Восточной Сибири и Северо-Востока Китая в рамках одного макрорегиона. В основном такой план оказался неуспешным: большинство указанных в программе проектов не реализованы. Это, по мнению научного сотрудника Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИИАЭ ДВО РАН Ивана Зуенко, произошло из-за того, что изначально были поставлены невыполнимые задачи. «Не было понятно, как программа способствует развитию Северо-Востока Китая,— заметил он в беседе с “Ъ”.— Вдобавок она была нашпигована большим количеством мелких проектов, реализовывать которые должно было не государство, а бизнес и которые так и не были реализованы. Новая программа — скромнее, но гораздо понятнее, к тому же она заточена под компетенции Минвостокразвития с участием китайских партнеров».

Впрочем, среди основных направлений развития обозначены все же проекты в традиционных отраслях: в газо- и нефтехимической промышленности, освоении месторождений твердых ископаемых, транспорте и логистике, сельском хозяйстве, лесной промышленности, в аквакультуре и туризме. В создании инфраструктуры приоритетными заявлены транспортные коридоры «Приморье-1» и «Приморье-2», строительство мостов (мост Нижнеленинское—Тунцзян должен быть построен в 2019 году, Благовещенск—Хэйхэ — полноценно заработать в 2020-м, также предусматривается строительство перехода через реку Гранитную в районе пункта пропуска Полтавка—Дуннин).

В сельском хозяйстве проектам с участием китайских инвесторов обещано обеспечение земельными участками и льготным финансированием. Инвестиционный директор Агентства по привлечению инвестиций и поддержке экспорта на Дальнем Востоке Валерий Дубровский ранее оценивал, что с привлечением иностранных инвестиций может быть освоен 1 млн га сельхозземли. Помимо этого в списке значатся свиноводческие комплексы с участием «Русагро» и «Мерси Агро». Для увеличения поставок продовольствия, однако, потребуется снятие ряда фитосанитарных и ветеринарных запретов в КНР (сейчас запрещены поставки свинины, ограничен импорт молочной продукции).

Впрочем, как отмечает Иван Зуенко, производство сои, главного экспортного сельхозтовара, в регионе находится на своем максимуме, так как свободной земли категорически не хватает, а урожайность повысить без строгого соблюдения агротехнологий, прежде всего севооборота, нельзя. Китайскому бизнесу, который захочет вложиться в производство сои, придется столкнуться не только с нехваткой и дороговизной земли, но и с конкуренцией со стороны крупных российских игроков, для которых соеводство привлекательно, особенно в контексте экспорта в Китай.

В программе отдельно не описано финансирование проектов, и этот вопрос, судя по выступлениям участников двустороннего бизнес-диалога, по-прежнему остается препятствием для совместных сделок. Так, экс-глава ЦБ Китая, вице-председатель совета директоров Боаосского форума Чжоу Сяочуань указал на то, что пока стороны не слишком активно торгуют в нацвалютах и привлекают средства на биржах Шанхая и Шэньчжэня. В других странах этот процесс шел значительно быстрее, посетовал он. Глава Фонда развития Дальнего Востока Алексей Чекунков, в свою очередь, предложил китайской стороне предусмотреть приоритетный порядок доступа на рынок ценных бумаг для совместных проектов. Такой режим уже применяется для инвесторов в менее развитые регионы Китая, за счет чего компании получают возможность разместиться, не дожидаясь прохождения длительных процедур согласования и места в очереди. «В АТР есть рынки избыточного капитала, фонд же может обеспечить отбор качественных проектов»,— заключил господин Чекунков.