RU
EN
Москва:
+7 (495) 540-47-37
Владивосток:
+7 (423) 294-85-55

«Ведомости»: Поворот на Восток: Проблемы экспорта впечатлений

Харбин – ближайший к России китайский мегаполис – в феврале вновь пережил нашествие туристов. Они приехали на ежегодный фестиваль «Мир снега и льда», привлеченные ярко подсвеченными ледяными замками в натуральную величину, красочными фейерверками и возможностью спуститься со 140-метровой ледяной горки. Ежегодно это мероприятие посещает около 14 млн человек, доходы от его проведения превышают $2 млрд. Равнинный город с суровым индустриальным ландшафтом сумел найти свою нишу в региональном туризме.

Этого пока нельзя сказать о российском Дальнем Востоке. Ежегодно по нему путешествует около 2 млн туристов – преимущественно из других регионов России. Годовой оборот всей туристической отрасли Дальнего Востока в разы меньше выручки одного фестиваля в Харбине.

Потенциал развития туризма виден невооруженным глазом. В радиусе 1000 км от Владивостока проживает более 400 млн человек. Ежегодные траты в турпоездках одних только китайских туристов, по данным China Travel Guide, уже превышают $164 млрд. По прогнозам CLSA, в 2020 г. туристы из КНР совершат 200 млн поездок и оставят за границей $250 млрд. Вкупе с Японией и Кореей рынок выездного туризма из АТР самый крупный и быстрорастущий в мире. Но практической пользы от выгодного расположения Дальнего Востока пока незаметно.

Интересен пример успешного освоения туристами схожей по природным и климатическим условиям Аляски. С территорией 1,7 млн кв. км и населением всего 736 000, северными широтами, бурыми медведями и вулканами это вылитый наш Дальний Восток. Но Аляска – крупнейшее туристическое направление. Часть турпотока составляют японцы, которые убеждены, что увидеть северное сияние – значит привлечь к себе счастье. Основная масса приезжающих на Аляску – американцы. Вояж неблизкий. От столицы штата Анкориджа до ближайшего города-миллионника в США (Чикаго) около 4600 км, как от Москвы до Дели. Зачем американцы летят так далеко на север?

Мотивация туристов всегда одинакова: оказаться в обстановке, максимально непохожей на привычную домашнюю. «Аляска не похожа ни на одно другое место на Земле. Там больше гор, ледников и диких животных, чем где бы то ни было еще» – так представляет свой край Совет по развитию ресурсов Аляски (Alaska Resource Development Council).

В 2013 г. Аляску посетило 2 млн туристов. Путешественники потратили на проживание и развлечения $3,9 млрд. Индустрия туризма на Аляске – второй по значимости работодатель, где занят каждый восьмой житель штата. Аляска обладает широкой сетью малых аэродромов – их более 270. За счет повышения скорости перемещения «последний островок нетронутой дикой природы» (этот лозунг применялся для продвижения Аляски на туристическом рынке) стал доступен не только американцам, но и туристам из других стран. С помощью авиации стало удобнее передвигаться по неосвоенным (самым ценным для туристов) землям.

Что можно извлечь из этих историй успеха для развития нашего Дальнего Востока? Самое главное – это умение правильно распорядиться естественными преимуществами региона. Регион сполна отвечает главному требованию путешественников – «не как дома». Чтобы привлечь азиатских туристов, нам не придется строить Лувр в пустыне и насыпать острова. Достаточно того, что у нас иная природа, иные люди и обычаи, другая еда.

Чего нам не хватает? Открытых ворот в нашу гавань. В основных перспективных туристических центрах (Владивосток, Хабаровск, Благовещенск, Иркутск, Петропавловск-Камчатский) есть базовая инфраструктура для приема туристов воздушным и водным транспортом. Чтобы она заработала на полную мощность, нужно первым делом снять визовые барьеры. Это распространенный во всем мире рецепт увеличения турпотока, не требующий бюджетных затрат. С 1 января 2015 г. Индонезия отменила въездные визы для России, Китая, Австралии, Японии и Южной Кореи. Цель – довести количество въездных туристов до 20 млн в год к 2019 г. Почему бы не последовать этому примеру? Всего за один год действия безвизового режима между Россией и Южной Кореей турпоток из этой страны вырос на 70%! На этом фоне недавнее ужесточение правил въезда в Россию для иностранных граждан со стороны ФМС не выглядит удачным шагом.

Необходимо ввести полноценный режим «открытого неба» во всех международных аэропортах Дальнего Востока и привлечь эффективных перевозчиков для расширения сети маршрутов в ближайшие региональные центры в Азии (Харбин, Шеньян, Осака, Пусан). Уровень конкуренции и количество внутренних маршрутов могут быть повышены за счет господдержки, гарантирующей минимальную возвратность операторам региональной авиации. Недавно мы пригласили иностранных партнеров посетить Камчатку и обнаружили, что самый быстрый способ долететь из Пекина до Петропавловска-Камчатского – через Москву.

Еще один важный шаг для привлечения туристов – создание новых якорных центров притяжения. Камчатские вулканы и Байкал – чудеса света и магнит для туристов. Но в приграничных районах у туристов из Китая востребованы еще и культурно-развлекательно-торговые центры мирового уровня, казино, ипподромы. Такие проекты уже появляются, но должны быть реализованы профессионально и адекватно уровню конкуренции на мировом рынке. Неприемлема ситуация, когда государство привлекает частных инвесторов, обещая создать необходимую инфраструктуру и коммуникации, инвесторы приходят, а в результате остаются с построенными на собственные средства объектами буквально в чистом поле.

Создание объектов туризма в основном дело частного капитала. В индустрии с годовым оборотом $1,5 трлн достаточно источников капитала для создания новых магнитов для туристов и открытия новых направлений. Однако инвесторы не готовы заходить на совершенную целину, когда мы можем предложить им только идеи и энтузиазм. Необходимо качественно готовить проекты – с умной концепцией от признанных в мире консультантов, выделением земельного участка, подготовкой банковского ТЭО и проектно-сметной документации. В условиях дефицита частного российского капитала функцию доведения проектов до уровня качества, интересного профессиональным инвесторам и банкам, должны осуществлять институты развития – такие, как Фонд развития Дальнего Востока.

Наконец, нужен эффективный маркетинг Дальнего Востока как направления. Стартовавшая в 1999 г. рекламная кампания Малайзии (Malaysia, Truly Asia) имела огромный успех и привлекла в страну более 7 млн туристов. С тех пор практически каждая страна в АТР ведет собственную интенсивную рекламную кампанию. В условиях дефицита бюджетных ресурсов реклама страны как туристического направления может показаться непозволительной роскошью. Необходимые средства могут быть заработаны государством – например, за счет продажи новых лицензий на беспошлинную торговлю на приграничных территориях и в «анклавах» вроде игорной зоны в Приморье. Одновременно с формированием дополнительных доходов для казны центры duty free будут служить дополнительным магнитом для туристов.

За рынок мирового туризма идет ожесточенная борьба. Даже нефтяные державы, такие как ОАЭ, реинвестируют нефтяные доходы в создание конкурентоспособной туристической сферы, которая должна будет кормить страну в эпоху дешевой (или не нужной вследствие развития энерготехнологий) нефти. В постиндустриальной экономике понятие «впечатления» стало одним из важнейших экономических ресурсов. Виртуальные впечатления продают Google, Facebook и Alibaba. Живые впечатления продают Дубай, Аляска и Харбин. России необходимо создать конкурентоспособную индустрию экспорта впечатлений за пределами Москвы и Санкт-Петербурга. Наш Дальний Восток вполне может занять достойное место в планах туристов.

Автор – генеральный директор Фонда развития Дальнего Востока

Источник: Ведомости