RU
EN
Москва:
+7 (495) 540-47-37
Владивосток:
+7 (423) 294-85-55
RU
EN

Фонд развития Дальнего Востока будет вести агрессивную инвестиционную политику – Алексей Чекунков

На вопросы Деловой газеты «Золотой Рог» отвечает генеральный директор ОАО «Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона» Алексей Чекунков

Начало года в России никогда не было для бизнеса временем энергичных действий. Нынче период «задумчивости» и вовсе затягивается. Как будто доллар и мировая конъюнктура на нефтяном рынке в очередной раз проверяют, кто в доме хозяин. О возможностях, открывающихся в кризис, и поиске новых экономических смыслов для Востока России деловая газета «Золотой Рог» разговаривала с генеральным директором ОАО «Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона» Алексеем ЧЕКУНКОВЫМ.

- Алексей Олегович, есть ощущение, что сегодня - это уже совсем не то, что вчера. Экономический кризис нарастает, и все разговоры главным образом об антикризисных мерах. Какое уж тут развитие?

- Мы, действительно, имеем дело со структурным кризисом, который существенно отличается от тех, что переживала российская экономика в 1998 или 2008 годах. Очевидно, что мы, к сожалению, не туда приехали, ориентируясь на экспортно-ресурсную модель в экономике. Теперь получается, что у нас в стране около 100 млн человек оказались вне экономической повестки. Для нефтегазового сектора, обороны и госуправления и оставшихся 45 млн много. Чем заниматься остальным? Нужно срочно развивать сервисную экономику, с высокой добавленной стоимостью. Если этого не будем делать, то, мягко говоря, нам кранты.

Мы находимся на определенной развилке: углеводороды, на которые делалась ставка, еще долго будут востребованы в мире, но не в таком количестве и не по такой цене, как это было еще пару лет назад. Эта экономическая основа у нас из-под ног уходит. Надеяться на то, что предпринимательский класс сам осуществит экономическую реставрацию, построит новые заводы, приведет в страну высокие технологии, не приходится. Мы, к сожалению, возвращаемся к модели управления, когда именно государство должно дать очень мощный толчок для развития бизнеса, создавая инфраструктуру. Если говорить образно, то оно выращивает ствол с крепкими корнями, а от него уже растут ветки, на которых потом распускаются листья. Это транспортные коридоры, порты, новые города, как среда для жизни, и так далее.

- Но, как говорится, рад бы в рай… те же транспортные коридоры, о которых мы рассуждаем последние десять лет, становятся все более призрачной идеей на фоне резкого падения грузооборота в дальневосточных портах (уголь выведем за скобки). Тем более, пока мы говорим, соседи делают - выстраивают свои логистические пути и в Европу, и в Америку, и делают это комплексно, на государственном уровне, не перекладывая такие глобальные задачи только на плечи бизнеса…

- Именно транспортным коридорам мы в этом году надеемся уделять повышенное внимание. Это действительно бизнес очень больших игроков. В мире всего несколько таких компаний с очень большим оборотом и капитализацией, в России они бы попали как минимум в топ-10. Скажите, с какой стати им менять привычный и ставший комфортным Далянь на российский порт Зарубино?

Самая простая базовая причина - география. Ну реально: путь от океана до северо-восточных провинций Китая ближе через Владивосток, Славянку, Зарубино, Суходол, чем через Далянь. Но это пока и все преимущества. Чтобы быть конкурентоспособными, нам необходимо создать железнодорожный путь с минимальным количеством барьеров, желательно с регуляторной средой, которая позволяла бы без остановки ехать из Китая до порта разгрузки. Нужна автомобильная дорога соответствующего качества, погранпереход, а самое главное - необходимо создать порт, способный конкурировать с лучшими азиатскими гаванями, которые выросли в последние годы и прочно заняли лидирующие позиции в отрасли. Для этого необходимы инвестиции в миллиарды долларов. Такой проект должна реализовывать соответствующая организация с соответствующими компетенциями: менеджерскими, маркетинговыми, финансовыми и так далее.

У нас есть мечта, я бы даже это амбицией не назвал, а именно таким менее весомым словом, как «мечта», - привлечь под этот «флаг» крупнейшие российские и зарубежные компании, которые могли бы помочь по-настоящему открыть международные транспортные коридоры (МТК) в Приморье.

В России на сегодняшний день такая организация - РЖД. Нужно вместе с РЖД организовывать компанию, которая должна качественно пройти все подготовительные этапы проекта и стать его хозяйкой, иметь в итоге все основания и полномочия привлекать в него финансовые ресурсы. Об этом шла речь на недавнем совещании у полпреда президента РФ в ДФО Юрия ТРУТНЕВА, где всесторонне рассматривались вопросы развития порта Зарубино, который является важнейшей конечной точкой МТК-2. Мы с Минвостокразвития, со своей стороны, вместе с крупнейшей международной консалтинговой компанией «Маккинзи» провели оценку: создание конкурентоспособного транспортного коридора от Цзилиня до Зарубино обойдется примерно в $1,5 млрд (или 110 млрд рублей). Это будет среднего масштаба мировой проект. При этом все нужно сделать качественно - от планирования до создания компании, укомплектования ее соответствующими кадрами. Очень важно уже на первом этапе обеспечить ей достаточный капитал для прохождения подготовительного этапа, ведь прежде, чем выйти к инвестору, по общему правилу, нужно самому вложить минимум 5% от общей стоимости проекта.

- Не слишком ли вы глобалите, сейчас, похоже, не время такие проекты реализовывать?

- Как говорят, у каждой проблемы есть свое решение. В кризисный период у государства есть два пути: не тратить деньги в надежде на то, чтобы пережить трудные времена, а там экономика, как говорят, «отскочит». Другая позиция: ускоренно их вкладывать, создавая то, что может дать толчок к росту. Очень бы хотелось, чтобы второй вариант у нас был принят, но, вы правы, пока на горизонте маячит первый...

Но тем не менее Фонд развития Дальнего Востока в нынешнем году будет вести более агрессивную инвестиционную политику, и, уверен, мы сможем стать еще более действенным институтом развития для региона. Мы понизим цену капитала: она будет не 11% годовых в рублях, как сейчас, а 5%. Мы увеличим объем денег: перед Фондом поставлена задача в этом году инвестировать в экономику региона 21 млрд рублей. Фонду необходимо модифицировать правила, по-другому настроить инвестиционные процессы. Мы предполагаем, что в этом году средний проект, профинансированный Фондом, будет больше по размеру: «средний чек» нашего участия увеличится до 3 млрд рублей.

Последнее достижение прошлого года мы получили с поправками в закон о бюджете, которые снимают отраслевые ограничения. Сейчас внимательно смотрим на развитие сельского хозяйства, отрасль недвижимости, туризма с прицелом на приграничные объекты, которые потенциально могут аккумулировать приток китайских гостей, развивать приграничную торговлю, ярмарки, офисно-развлекательные центры и так далее.

Мы переходим к более комплексному и масштабному участию в экономике Дальнего Востока. Главное, чтобы была очевидна эффективность проектов и защищены наши риски.

- Нельзя одновременно решать много проблем, ну поддержите вы разрозненные проекты - будет ли от этого эффект для региона?

 - Согласен, они должны быть в единой канве, отвечать государственной политике по развитию региона. Мы много внимания уделили транспортным коридорам, на том же примере Зарубино можно увидеть возможности комплексного развития территории. Группа «Сумма» в портовом бизнесе последовательна и нацелена на перспективные рынки грузопотоков. Это может быть перевалка российского зерна в азиатские страны. Пока таких портовых мощностей не было, и производителю не было смысла планировать увеличение объемов производства и экспорта продукции. Появятся мощности - появятся производители.

Компания «Русагро» очень активно зашла в Приморский край как раз с расчетом развивать экспорт сельхозпродукции в Азию. Мы, со своей стороны, очень заинтересованы поддерживать сильных игроков, которые являются локомотивами отрасли, хорошо понимают свой рынок, имеют технологии и свои деньги. Но это сложная отрасль, и им для обеспечения конкурентоспособности нужна на первом этапе поддержка недорогими финансовыми ресурсами. Мы видим заинтересованность в инвестиционной деятельности у целого ряда приморских компаний. Но в сторону Дальнего Востока смотрят и крупные агрохолдинги России, которые точно появятся на вашем рынке. Для них складывается благоприятная ситуация, которая связана не только с новыми механизмами поддержки бизнеса, заработавшими на Дальнем Востоке, но и с совершенствованием законодательных аспектов регулирования экспорта сельхозпродукции.

Только что подписаны новые соглашения по фитосанитарному контролю с Китаем. Это первые шаги, позволяющие открыть китайский рынок для российских экспортеров сельхозпродукции. И игроки этот сигнал услышали и уже заинтересовались.

Мы с китайскими коллегами подписали соглашение о создании Фонда агропромышленного развития, который будет участвовать в акционерном капитале проектных сельскохозяйственных компаний, производящих на Дальнем Востоке продукцию для экспорта в КНР.

Наряду с сельским хозяйством внимательно присматриваемся к рынку недвижимости. Думаю, что здесь тоже найдется ответственная роль для нашего Фонда.

- Речь идет о жилой недвижимости? Вы планируете выступать девелоперами и конкурировать с региональными игроками этого рынка?

- Нет, у нас будет своя ниша, и решать мы будем прежде всего задачи, лежащие в русле федеральной политики обеспечения экономического роста, который вряд ли возможен, если в регионе не будет создана хорошая среда для жизни.

На последнем заседании правительственной комиссии по развитию Дальнего Востока, которое было посвящено Комсомольску -на-Амуре, Вячеслав ШПОРТ сказал: «У нас в этом городе производство пятого поколения, а городской жизненный уклад - третьего, люди живут в условиях середины прошлого века». Так долго не может продолжаться.

Я мечтаю о создании компактных городских кластеров мирового класса, и Владивосток мог бы быть кандидатом номер один, именно здесь можно было бы обеспечить городскую среду европейского уровня XXI века. Ведь именно комфорт проживания нередко определяет выбор человеком места жительства.

- Как обстоят дела в тех приморских проектах, которые были утверждены в прошлом году, им деньги уже отправлены? Кризис повлиял на планы?

- У проекта «сухой порт», который в Артеме реализует группа «Авеста», все по плану. Банк, который выступит партнером, подтвердил финансирование, завершаются переговоры с якорным арендатором. Надеемся, что стройка начнется в ближайшие два месяца.

У Владивостокского рыбного порта какое-то время заняло выяснение отношений с ФГУП «Нацрыбресурс» по поводу аренды причалов. Но, я надеюсь, здесь восторжествует компромисс, и договоры будут подписаны.

- Сегодня Фонд выступает только кредитором? Рассматриваете ли проекты, где будут прямые инвестиции фонда?

- В Приморье таких примеров нет, да и у нас пока единственный опыт участия в капитале - 25%-я доля в ООО «Рубикон», которое выступает заказчиком моста через Амур Нижнеленинское -Тунцзян. Такой вариант рассматриваем в сахалинском проекте, где первоначальный заем может быть в итоге конвертирован в долю участия в компании. Мы будем стремиться увеличить количество проектов с прямыми инвестициями, чтобы не напрягать бизнес-план финансовыми обязательствами, особенно на первых этапах реализации проекта.

Вообще, я большой апологет финансовых рынков. Уверен, что нужно разбудить спекулятивные рыночные силы и привлекать инвестиции в дальневосточные проекты через специально созданную фондовую биржу, где будут упрощенные правила регулирования и эмиссии ценных бумаг, которыми можно будет торговать практически с мобильных устройств. Такое решение было бы абсолютно в духе Свободного порта Владивосток.

- Алексей Олегович, мы начинали разговор с моих сомнений о бессмысленности пока строить грандиозные планы, с того, что главное сегодня - выжить...

- Хочу подарить вам надежду!

- Давайте, это будет бесценный подарок!

- Я и сам иногда думаю: клюнул ли нас уже петух, чтобы придать импульс действию? Герман ГРЕФ недавно в одном интервью хорошо сказал: «Люди начинают что-то делать, когда у них заканчиваются деньги». У нас деньги закончились, и мы без денег и без роли в глобальном разделении труда должны себе сказать: «Лужа углеводородов большая, но мы в ней валяться больше не собираемся». Я думаю, мы покажем чудеса развития. Я верю.